РЫБАКОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Владимир Александрович Рыбаков (1869 - 1934), протоиерей, клирик Николо-Богоявленского собора в Ленинграде

Родился 15 июля 1869 года в с. Каменка Николаевского уезда Самарской губернии в семье священника Александра Павловича Рыбакова и Наталии Павловны, урожденной Кустовой, дочери самарского протоиерея.

В 1890 году был уволен из 1-го класса Самарской духовной семинарии. После отчисления некоторое время работал конторщиком в управлении строительством Уральской железной дороги. Через год сдал экстерном экзамены за курс семинарии.

В 1893 году состоял учителем церковноприходской школы при Казанском соборе в Самаре.

В 1893 году женился на Надежде Евгеньевне Наумовой (1875 г.р.). Единственный ребенок в семье - дочь Нина (1908 г.р).

3 февраля 1894 года был рукоположен во иерея к церкви с. Ивантеевка Николаевского уезда и более десяти лет служил сельским приходским священником в Самарской епархии. Некоторое время был бесприходным священником в г. Николаевске Самарской губернии и при этом преподавал Закон Божий в сельских и городских школах, служил наблюдателем церковных школ Бугурусланского уезда.

В 1907 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил 7 июля 1911 года со степенью кандидата богословия, оставлен при академии профессорским стипендиатом.

Во время учебы с 26 февраля по 1 августа 1908 года исполнял обязанности священника церкви иконы Божией Матери "Утоли моя печали" при детском приюте принца П.Г. Ольденбургского.

Летом 1911 года был определен на должность инспектора Могилевской духовной семинарии, но уже 16 сентября того же года назначен настоятелем церкви Христа Спасителя на Английской набережной.

Собирая материал о святом преподобном Иосифе Сикеоте, в 1911 - 1912 годах посетил Афон, Стамбул, Иерусалим и Рим. Был одним из главных действующих лиц при встрече патриарха Антиохийского в 1912 году.

В 1914 году, оставаясь настоятелем храма, назначен старшим священником Генерального штаба и служил при Ставке.

В 1917 году вернулся в Петроград и продолжал служить в храме Спаса-на-Водах.

В 1919 году перенес тиф в тяжелейшей форме. Поправившись, начал очень интенсивно продолжил работу над проблемой литургического богословия, прерванную войной.

В первые годы советской власти совмещал службу в храме с работой делопроизводителем в Управлении строительством железной дороги Петроградского военного района, представительств постройки железных дорог Овсилище-Суда, "Алгемба", фабрики "Гопит" и представительства Туркстроя. Одновременно писал диссертацию на тему "Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность", за которую 24 мая 1927 году ему была присуждена степень магистра богословия [1].

У Рыбаковых, как у лишенцев, было отключено электричество и они жили с керосиновыми лампами. Живя в центре города, они растили огород во дворе, сами подшивали валенки и латали обувь, перешивали, вязали, вышивали.

В 1927-1928 годах преподавал патрологию на Высших Богословских курсах.

В середине 1920-х гг. в церкви Христа Спасителя нередко совершались архиерейские богослужения. При этом чаще всего служил епископ Гдовский Димитрий (Любимов). После опубликования известной Декларации митрополита Сергия приходская община храма Спаса-на-Водах присоединилась к "непоминающим", но не отделилась от митр. Сергия и осталась в подчинении ему и назначенным им епархиальным архиереям. 8 января 1928 года члены "двадцатки" храма подписали письмо против поминовения владыки Сергия (Страгородского), но к иосифлянам не присоединились, несмотря на старания епископа Димитрия (Любимова). Приход Спаса-на-водах оставался "непоминающим" до 1931 г., а затем в храме начали поминать власти и митрополита Сергия.

Впоследствии сам о.Владимир на допросе 31 декабря 1933 года так объяснил свое критическое отношение к действиям митрополита Сергия, но в то же время признание его церковной власти:

"Считаю себя сергиевской ориентации, имеющей возможности легального существования. Со вступлением Сергия Горьковского на местоблюстителя Российской Православной Церкви начались в ней расколы, виновным в которых я считаю исключительно митрополита Сергия и его последователей, вбивающих клинья в единую Православную Церковь и тем самым ослабивших ее мощь. На путь возражения Сергию я стал благодаря его нетактичности по отношению к отдельным руководителям Церкви, как митрополита Иосифа и других, которые были просто отстранены... Со своей стороны я считаю, что никаких канонических оснований к расколу нет; Российская Церковь должна быть единой Православной Церковью, все течения в ней должны быть объединены, всякие расколы устранены, и тогда только она может стать опять мощной организацией и вести более сильную борьбу с растущим безбожием. Себя я считаю сторонником этого объединения".

В 1928 году был арестован, находился под следствием по подозрению в антисоветской деятельности, но через два с половиной месяца был освобожден и вернулся к исполнению своих обязанностей.

После уничтожения храма в марте 1932 года стал служить в Николо-Богоявленском соборе в Ленинграде.

О.Владимир был человеком весьма образованным. Из европейских языков свободно говорил по-французски, по-английски и по-немецки лишь читал и переводил, но без словаря. Из древних языков он свободно владел древнегреческим, латинским, древнееврейским и арабским. В 60-летнем возрасте он принялся изучать испанский язык. Имя о.Владимира стало известно не только среди гуманитариев, в частности византологов, он был близок с И.П.Павловым, с тогдашним президентом Академии наук А.П.Карпинским и другими. Дважды о.Владимир получал предложение выехать за границу, но каждый раз отказывался.

22 декабря 1933 года он был вновь арестован в связи с фабрикацией ОГПУ так называемого дела «евлогиевцев» по обвинению в систематическом проведении черносотенной пропаганды, руководстве "контрреволюционной ячейкой" организации из восьми прихожан, большинство которых ранее служило в царском флоте.

На допросах 31 декабря 1933 - 17 января 1934 года. о.Владимир не скрывал своего негативного отношения ко многим действиям советских властей:

"К антирелигиозной политике советской власти я отношусь отрицательно, т.к. этот момент в корне расходится с моим мировоззрением идейного христианства и человека преданного делу Православной Церкви. Являясь противником атеизма, теми средствами, которыми я располагаю и как священник, и как духовный руководитель верующих, данных мне в результате легального существования Церкви в СССР, я веду активную борьбу с ним и воспитываю окружающих в духе антиатеизма.Такое воспитание только естественно может препятствовать растущему безбожию и неверию и создать активные церковные кадры, препятствующие раздроблению Православной Церкви... По своим политическим убеждениям я являюсь сторонником конституционной монархии.

К политике Советской власти и партии, направленной к окончательному уничтожению религии и ее представителей — руководителей Российской Православной Церкви, носителей монархических идей, я отношусь отрицательно. Я считаю, что в России необходима конституционная монархия, по типу Англии, которая может вывести страну из бедственного положения, в котором она сейчас находится. Церковь как проводница монархических идей и укрепления устоев государственного строя, во главе с монархом, должна иметь свое прежнее положение и права.

"В бытность мою настоятелем храма памяти погибших в Японскую компанию морякам вокруг этого храма группировались бывшие моряки, морские офицеры и их семьи. Часть из них после закрытия постановлением Советской власти этого храма-памятника перешла со мной в Николо-Морской собор. Этой группой, возглавляемой мною, ежегодно в день памяти Цусимского боя совершались традиционные молебны. Это обстоятельство давало возможность нам общаться, поддерживать связь и осуществлять традиции, которые существовали в закрытом большевиками храме".

Всего по делу «евлогиевцев» проходили 175 чело­век, из них 157 были арестованы. Среди пяти главных руководителей "антисоветской организации" значился протоиерей Владимир Рыбаков. После допросов и избиений был приговорен Коллегией ОГПУ 3 марта 1934 года к 5 годам ссылки, но через несколько дней,14 марта, был освобожден в предсмертном состоянии, помещен в городскую больницу, где 20 марта 1934 года умер.

Похоронен на Смоленском кладбище в Ленинграде.

16 января 1989 года был реабилитирован Президиумом Верховного Совета РСФСР по 1934 году репрессий.

Литература

  • Нечаева Т.А. Протоиерей Владимир Александрович Рыбаков // Звезда. 1990. № 3. С. 97-102;
  • Санкт-Петербургские Епархиальные Ведомости. 1999. № 21-22. С. 89;
  • Санкт-Петербургский мартиролог. СПб., 2002. С. 210

Использованные материалы



[1]  Отрывки из его работы были опубликованы в 1985-1986 гг. в «Богословских трудах», а в 1999 г. этот труд был издан в Санкт-Петербурге

Редакция текста от: 10.11.2016 15:15:28

"РЫБАКОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google